ДАЕВА. (часть 3.)

Даева. Глава 41>>  
     
                                           Глава 40. 
Богдан Ильич распрощался с Дианой и Лешей, сказав, что дождется Глеба и постарается его задержать.
- Вы не боитесь? Это не очень опасно? - спросила Диана.
- теперь нет, - улыбаясь, ответил он, - анекдот такой был, помните? Про женщину на кладбище. Напомните мне, я потом вам расскажу.
И вновь Леша словно ощутил какой-то неприятный укол, какое-то нехорошее предчувствие. Но раздумывать было некогда, и они с Дианой побежали в сторону больницы. Пес Даев покорно понесся за ними.
А Богдан Ильич, оставшись один, коротко размахнулся и бросил в воду канат, привязанный к носу катера, отчего тот, подхваченный течением, стал удаляться от берега. Похоже, что его судьба не слишком волновала доктора. Он всматривался в темноту, но не заметил, как вдруг рядом с ним оказался Глеб.
- меня ждете? - громко произнес Глеб.
- и да, и нет, - спокойно ответил Богдан Ильич. Он даже не вздрогнул и с интересом разглядывал так внезапно оказавшегося рядом человека. И нараспев прочитал:
"Когда я в бурном море плавал
и мой корабль пошел ко дну,
Я так воззвал: "Отец мой, Дьявол,
Спаси, помилуй, - я тону!"
- Это вы про кого? - уточнил Глеб.
- это не я, - поправил его Богдан Ильич. - Кстати, был бы я человеком религиозным, я бы считал, что вы порождение сатаны!
- кстати, Вы напрасно думаете, что у вас так много времени, - сменил тему Глеб, - вовсе не 40 дней вы будете находиться на земле, а только три!
- Да мне и трех достаточно, - пожал плечами Богдан Ильич, - о многом я уже узнал, и еще впереди предстоит…
- вот именно, - как будто с угрозой заговорил Глеб, - вы даже не представляете, что вам предстоит! Мы можем поглотить вас, как и весь этот город.
- Как Содом и Гоморру? А ведь Господь Бог пожалел город, когда в нем оказалось 50 праведников, - сказал Богдан Ильич.
- Я не господь Бог, - ответил Глеб.
- кто же вы?
- как кто? - усмехнулся Глеб, - часть той силы … Когда-то был человеком, сейчас сверхчеловек. Гипербореец. Летаю на золотой стреле и обхожусь без пищи.
- почему же вы выглядите как человек? Точнее, пользуетесь человеческим телом, именем … уж со мной бы могли быть самим собой. Мне бояться нечего.
- с чего вы взяли, что вам бояться нечего? - наклонился к нему Глеб.
Он в одну секунду изменился - стал огромным, как грозовое облако, чернее ночи, с мерцающими красным светом глазами. Богдан Ильич вздрогнул - он не испытывал обычного человеческого страха, поскольку был мертв, но душа его затрепетала, ему представилось крыло бабочки на сильном ветре, затем он представил себя - одинокий лист на мертвой ветке, у которой нет конца и начала, и ощутил бесконечное одиночество. И он обречен так существовать миллионы лет.
Видение вдруг исчезло. Он стоял на мокрой мостовой, вдали виднелась башня Михайловского замка, а рядом стоял Глеб, вполне обыденный и тоже мокрый.
- вот я и говорю, - словно бы продолжал он свою мысль, - я хочу Диану сделать такой же, как и я сам - счастливой. И забрать ее отсюда.
- Для этого вы ее убьете? - ужаснулся Богдан Ильич.
- Убью? Это в вашем понимании, или восприятии, будет убийство. На самом деле мы лишь переместимся в другой мир. Совершеннее, чем этот.
- Диана человек, а вы нет, - возразил Богдан Ильич.
- Я сверхчеловек, - буднично сообщил Глеб.
- нет, Даева никогда не станет ни человеком, ни сверхчеловеком,- словно самому себе сказал Богдан Ильич. - Это разные …
- Ошибаетесь, - улыбался Глеб, - и скоро об этом узнаете.
- я понял, - продолжал Богдан Ильич, - что Даева вносят искажения в мир людей, в их реальность, отчего люди могут видеть то, что обычно скрыто от них. Не так ли? Например, умерших, переход в иной мир и так далее?
Глеб кивнул головой.
- но при этом не все люди могут видеть вас? И не со всеми вы вступаете в контакт. Почему?
- Играть можно лишь с человеком, у которого подходящий код души.
- а как же … - попытался спросить Богдан Ильич, но Глеб перебил его.
- Сила, а вместе с ней и активность Даева растет! И мы уже можем воздействовать и демонстрировать себя практически любому человеку. Код уже становится не важен.
- а что важно? - тут же спросил Богдан Ильич.
- а вам-то какая разница? - удивился Глеб, - вы-то уже и не человек, но еще и не … - он замолчал, потом добавил, - со временем все узнаете.
- будет уже поздно, - возразил Богдан Ильич, - сейчас я еще могу кому-то помочь, а через два дня уже нет.
- Ваша помощь Диане сродни той услуге, которую оказывает доктор умирающему больному, - разозлился Глеб, - не вмешивайтесь! Ключ находится в самом человеке. И от него самого зависит его дальнейшая судьба. Чтобы помочь человеку нужно быть или святым, или Даева. Вы, - Глеб ткнул в него пальцем, - ни тот, ни другой.
Изменилось настроение Глеба, и стал меняться он сам. Перед Богданом Ильичем вновь появилось огромных размеров существо, по поверхности которого сверкали молнии, а голос его звучал в голове Богдана Ильича, напоминая раскаты грома.
- чтобы спастись, нужно отдать душу Даева. Только так можно выйти из игры. Код души человека это входной билет, а дела его определяют, куда этот билет. Тебе пора!
- но ведь еще два дня! - пытался сопротивляться Богдан Ильич, вдруг осознав, как можно спасти Диану. Но было поздно. Пропала Нева, пропал дождь с ветром, исчез Глеб, растворился Даева. Какая-то стремительная и мощная сила поднимала его над землей, он беспомощно смотрел на удаляющийся город, а вверху, среди яркого белого света был виден вход в темный туннель, к которому он неумолимо приближался.
                                      ***
я пробирался по темным и странным улицам виртуального города. Странными улицы казались оттого, что при всей своей реальности они были словно ненастоящие, кем-то сделанные или нарисованные. Дома, холодные и каменные на ощупь, но такие же ненастоящие. В них невозможно войти, нереально жить, но в то же время я замечал, что в некоторых домах кто-то есть - колышутся занавески в окнах и появляется чье-то незнакомое лицо. Я понимаю, что иду по знакомым мне улицам, но не узнаю их. И освещение - я не вижу, что впереди, поскольку там темнота, но на расстоянии двух-трех метров вместе со мной движется световое пятно, позволяющее разглядеть все мельчайшие детали - лужи на асфальте, надписи на стенах домов и так далее.
Изредка навстречу попадались люди, убегавшие, как только замечали меня. Кто-то даже выстрелил пару раз из пистолета, но к счастью промахнулся. На одной стене среди малопонятной графики выделялась надпись: "страшно место сие". Я постоял, покивал головой в знак согласия, после чего отправился дальше - через широкий проспект в сторону больницы. Я удивился - улиц такой ширины мне еще не встречалось, и чем дальше я шел, тем шире он становился. Внезапно, окружавшая меня реальность стала меняться. Появлялись люди, я, наконец, дошел до противоположной стороны проспекта. Небо - сине черно свинцовое, вдруг ожило: бесконечной чередой понеслись облака. Грозно рыча моторами, ездили машины, нервно сигналя друг другу и пешеходам.
Я поймал себя на мысли, что не могу понять - какая это реальность? Сон это или явь? Нахожусь я в безумной игре или вновь стал самим собой? Я остановился посреди тротуара, людей вокруг было довольно много. Они двигались по своим делам, огибая меня как неизбежное препятствие, изредка натыкаясь, но не сильно. Может, все благополучно закончилось? И что в таком случае означает благополучно? Я жив! И значит ли это, что все хорошо? А Диана?
Я свернул с проспекта на боковую улицу, людей здесь было значительно меньше, и они никуда не спешили, стояли группами, компаниями, парами, и никого по одному. Впрочем, нет, вон в подворотне стоит один человек. И все поворачивали на меня головы и смотрели вслед, когда я проходил мимо них. Что-то подобное я уже видел. Правда, во сне. И еще, я словно учуял, как от них разит агрессией. Если бы их эмоции могли материализоваться, то они стояли бы в клубах ядовитого дыма.
Слепленные из цемента лица, пустые глаза и обильные брызги, летящие всякий раз, как открывались рты для окриков. "Страшно место сие", - произнес я негромко и, заметив, как несколько человек стали двигаться за мной, бросился бежать.
Улицы, представлявшие собой лабиринт, стали сужаться. Подворотни оказывались закрыты. Последней надеждой стал двор-колодец, в который я забежал, но он оказался ловушкой. Двери в парадные оказались ненастоящими, выхода из него не было, а подворотня была блокирована тремя безликими людьми. Передо мной замаячили три варианта возможных действий: откупиться? Подраться? Попасть в больницу? Я выбрал последний. После чего троица начала меня методично избивать.

                                        ***
- Все закрыто, - констатировал Леша, окинув взглядом запертые ворота, высокий забор и едва видневшегося в свете фонаря охранника.
- Надо как-то пролезть внутрь, - отозвалась Диана, - шифтом попробуй…
- разве только шифтом, - пробормотал он. Тут к больничным воротам подъехала машина скорой помощи, посигналила, после чего охранник отворил ворота и пропустил машину. Почти следом за ней подкатила какая-то обыкновенная машина и также посигналила. Но охранник не торопился раскрывать створы ворот. Он подошел к машине со стороны водителя, наклонился, взял что-то через приоткрытое окно, и только после этого гостеприимно распахнул вторую створку ворот.
Леша быстро смекнул в чем дело, но у него не оказалось с собой денег - вероятно потерял пока плыли в катере.
- Диана, у тебя есть деньги? - обратился он к ней.
Они шли по территории больницы. Несмотря на поздний час, абсолютную темноту и жуткую непогоду - больница жила своей жизнью. Поступали больные на машинах скорой помощи, встречались люди в белых халатах, и даже из какой-то открытой двери донесся аромат кофе. Где находится морг они узнали от охранника, который, несмотря на 150 рублей, уплаченных за вход, отнесся к ним с подозрением. Но Диана тут же сплела историю, согласно которой их приятель поступил сегодня вечером в больницу после драки, и они идут, чтобы узнать, как у него дела. "А морг вам зачем?" - не унимался охранник. "А там мой знакомый доктор работает!" - не моргнув глазом, ответила Диана и описала внешность Богдана Ильича.
Пройдя метров 20-ть, они убедились, что можно было сэкономить деньги - перелезть через забор здесь ничего не стоило!
Входная дверь в морг была закрыта на висячий замок. Леша развел руками:
- Конечно, морг закрыт! Ночь на дворе.
Но Диана не собиралась сдаваться.
- А если кто-нибудь ночью умирает? Как его кладут в морг?
В ответ на ее слова раздался грохот, словно везли кучу металлолома по пересеченной местности. Даже ветер с дождем не могли заглушить звуков, издаваемых металлической проржавевшей каталкой, влекомой пошатывающимся человеком в темно синем халате. На каталке, завернутый в простыню лежал труп. Это Диана с Лешей рассмотрели, когда процессия оказалась под тускло горящей лампочкой у входной двери. Санитар окинул их таким же тусклым взглядом, пахнул перегаром и сипло произнес: чё, потеряли кого?
Еще в сто рублей обошелся им вход в морг.
Санитар включил дежурное освещение, затем закатил труп в небольшую комнатку, где уже стояли аналогичные каталки, на которых лежали умершие люди - по одному, по двое, а на одной даже три человека. И запах стоял невыносимый. "Это… если надо чего, я там буду!" - сообщил санитар и вышел на улицу.
- выглядит он хуже, чем труп, - тихо произнесла Диана.
- как бы нам не стать … - ответил Леша, стараясь не смотреть вокруг, - куда идти-то?
Диана указала на дверь, ведущую куда-то вглубь морга, и которая оказалась открыта. Она пропустила перед собой Даева, который тоже не слишком стремился в это царство мертвых. Хвост у него повис, а шерсть стала дыбом. Леша включил фонарик в сотовом телефоне, и они смогли рассмотреть следующее помещение - какие-то ширмы перегородки, столы, на которых валяются грязные тряпки, и гробы: лежащие на полу, стоявшие вертикально, прислоненные к столам. Правда, все они были пустые.
- это наверно выставка образцов, - шепотом произнесла Диана.
- да уж не картинная галерея, - так же тихо ответил Леша, - вон еще одна дверь!
За ней оказался довольно широкий коридор и лестница ведущая как наверх, так и вниз. Леша придержал дверь, пропуская Диану с собакой, затем выскочил сам, и дверь на сильной пружине с грохотом захлопнулась. Они подпрыгнули от неожиданности. Коридор освещался висевшей на проводе лампочкой, Леша разглядел дверь, через которую они только что зашли. На двух створках ее были прикреплены таблички. Судя по виду - одна была установлена недавно, а другая с полуистершимися буквами, ровесница двери. Та, что постарше сообщала, что "посторонним вход воспрещен!". Более современная приглашала: "добро пожаловать".
- бред, какой-то, - в полный голос сказал Леша, - я не так представлял себе морг.
- ты чего кричишь? - шикнула на него Диана.
- так нет никого! - пожал плечами Леша, - я говорю, что в фильмах показывают все по-другому.
Они пошли наверх. Поднявшись на два пролета, они оказались перед двумя дверями. Эти были без табличек и судя по всему - обе открыты. Неожиданно повел себя Даев - он порывался войти в левую дверь, скреб в нее лапой, и всячески старался показать, куда нужно идти. Дверь была старая фанерная и довольно грязная. Леша толкнул ее и вошел, за ним влетел Даев и Диана. Поискав на стене с помощью фонарика выключатель, он щелкнул им и резко обернулся - Диана сдавленно крикнула. Они попали в прозекторскую - среди облупившихся старых стен, на древних мраморных столах лежали голые покойники. На грязном полу валялись какие-то тряпки в большом количестве. Около одной стены были составлены каталки, схожие с теми, которые стояли внизу, и на которых также лежали трупы, и тоже абсолютно голые. Диана стояла, зажав себе рот рукой. Другой она схватила Лешу. Леша напрягся не в силах пошевелиться, и застыл с открытым ртом. Привел в чувство его Даев - он вырвал из рук Дианы поводок и, бросившись к одному из столов, стал прыгать вокруг и громко лаять.
- Тихо, ты! - прикрикнула на него Диана и, забыв про страх, побежала за ним. Схватила его за ошейник, но тут же отпустила. Взгляд ее упал на покойника, лежащего на этом столе. Она не могла поверить своим глазам - человек не сильно изменился, и поэтому его было довольно легко узнать. - Ббо-огдан Ильич? - запинаясь, произнесла она.
Леша оставался на месте, все странные и нехорошие предчувствия, непонятные ощущения, которые он испытал с момента знакомства с Богданом Ильичем, сбывались. Ему не нужно было подходить к покойнику, чтобы удостовериться, что это он. Человек, полчаса назад перевозивший их через Неву. Только как?...
- Как он мог… - слова застряли у него внутри.
- может это не он? - со слабой надеждой проговорила Диана. Она схватила пса, оттащила его от стола, и они втроем стояли на пороге прозекторской.
- Он, - безапелляционно сказал Леша, - мало того, он был мертв, когда мы плыли по реке. Людей, которые умерли только что, свозят туда, вниз! - он указал пальцем в заляпанный чем-то пол, - они в одежде. А здесь лежат те, кто умер какое-то время назад. Логично? - и не давая Диане возразить, продолжил, - таким образом, Богдан Ильич умер еще вчера, то есть до встречи с нами. А значит, нас перевозил через реку его двойник, или как ты там говоришь, версия? Клон? И послал сюда, в морг! Это же его идея? Как бы за ноутбуком! Бежим отсюда, пока не поздно …
Диана схватила его за рукав.
- Стой! Леша, я уверена, что вез нас сам Богдан Ильич! Я бы отличила его версию от него самого, и он пытался нам помочь! И вспомни - Даев его там признал. Если бы это был двойник, или Богдан Ильич пораженный Даева, то пес бы его учуял!
- Давай, хотя бы выйдем отсюда, - предложил Леша.
Они вновь оказались на площадке перед двумя дверьми.
- Леша, - говорила Диана, - я уверена, что нам нужно раздобыть ноутбук Богдана Ильича, чего бы это ни стоило! И даже если он умер вчера, как ты говоришь, значит, сегодня он нам помог, находясь на том свете. Смотрел фильм "Призрак" с этим, как его?
- какой призрак? Диана, опомнись! - Леша схватил Диану за руки и стал ее трясти.
- прекрати! Успокойся. Если это был не призрак Богдана Ильича, то кто нас переправил на этот берег? И не забудь, Богдан Ильич предупреждал тебя, что придется тебе пройти тест, иначе ты не пройдешь на следующий уровень! Я иду за ноутбуком! - закончила речь Диана и распахнула вторую дверь. Даев бросился за ней, и Леше ничего не оставалось делать, как последовать за ними. На этот раз они попали в обычный кабинет. Обычный для патологоанатома. Книги, банки с формалином и различными органами и частями тела. Микроскопы, кости, пара черепов, лежащих на письменном столе и стоявший между ними ноутбук Богдана Ильича.
                                             ***
Глеб незаметно подошел со спины к санитару. Тот стоял неподалеку от входа в морг и курил. Худой, страдающий хроническим алкоголизмом, затянутый в синий рабочий халат, неопрятный и неприятно пахнущий санитар и не подозревал о том, что через секунду может свершиться его судьба.
- У-у! - громко прямо в ухо санитару гаркнул Глеб. Тот подпрыгнул от неожиданности и выронил изо рта сигарету.
- ты чего? Офигел?! - отпрянул он от Глеба.
- я? Пожалуй, что нет, - ответил Глеб, - а ты? Ты труп мужика только что привез?
- ну? - насупился санитар.
- ну-ну, баранки гну! - передразнил его Глеб, - или как говаривал один мой знакомый, кстати, теперь покойник! "баранов гну!". Так вот, о покойниках - ты зачем у него спер крестик? Думаешь золотой? Не-е! - протяжно сказал Глеб, - так, подделка.
- кто спер? Ты чего гонишь? Не было на нем никакого креста! Это кто тебе сказал? Медсестра?
- нет, - ответил Глеб, - он сам. Иди и спроси его!
С этими словами Глеб исчез. Санитар выпучил бесцветные глазки, но покорно опустив руки вдоль тела вошел в морг. Там стало еще хуже. Он открыл рот, протер грязными рукавами глаза, и мгновенно протрезвел. Такого ясности в голове он уже не ощущал с полгода, когда его вывели из очередного запоя.
Свет в помещении, куда свозили "свежих" покойников горел, как никогда ярко. И в этом свете он увидел, как с каталки, которую он привез каких-то 10 минут назад, слезает мертвый мужик. То, что мужик был мертв, санитар не сомневался, так как лично помогал переложить его с больничной кровати на каталку за 50 грамм спирта. Покойник резво спрыгнул с каталки и, вперив в санитара немигающий взгляд мертвых глаз, хрипло произнес:
- отдавай крест! Ворюга!
Санитар попятился и, зацепившись за что-то, упал на пол. Покойник подскочил к нему и ловко залез синеватой рукой ему за пазуху. Там в кармане рубашки оказался небольшой крестик, блеснувший на свету позолотой.
- А говоришь, не брал! - не сводя с него пристального взгляда сообщил покойник. - А у женщины кто серьги спер? На той неделе! Вез ее без сознания в лифте и спер! Решили, что персонал скорой помощи украл…
- так они деньги из кошелька взяли! - закричал санитар, - я сам видел! Еще в машине!
- Да? - покачал головой покойник, - ну ладно, некогда мне тут с тобой, у меня еще дел …
И он, быстро развернувшись, словно в балете, выскочил из помещения.
Даева. Глава 41>>
© 2003-2014 Иван Шевченко