ДАЕВА. (часть 1.)

Даева. Глава 5>>  
     
                                           Глава 4. 
Проснулся я довольно поздно. А вместо обычной легкости после полета было ощущение, что я рыл землю. Бывает. Редко, но и такое случается. Дождь так и не прекратился, лишь стал менее интенсивным. Серое небо висело прямо над моим окном. На экране мобильного телефона (я отключил звук на ночь) вместо заставки была надпись о 8-ми (!) неотвеченных звонках. Семь раз - "непринятая" Диана. А один - конф. номер.
После завтрака я занялся бумагами из черных папок, затратив на это часа два. Информации было много, поди разбери что из этого пригодится. Ну, например Феликс Волгин, тот, что мамочку зарубил. Относится он к нашему делу или нет? Кстати, шизофреник "Волга", приятель Дианы и К, не он ли это? Я даже захотел позвонить Диане, но передумал. Работа есть работа, и не следует отвлекаться на личную жизнь. К тому же подобные совпадения бывают лишь в кино. Волгу звали Волгой из-за марки машины, на которой он изредка ездил. Настоящего его имени и фамилии я не знал. Впрочем, стоит проверить. И я взял идею на заметку.
Отчеты по сеансам доктора Зверобоева. Девушка, что открыла огонь, оказывается, была из охраны эскулапа. А выпрыгнувший из окна молодой человек просто пришел на целебные сеансы. Интересно, от чего он лечился? От страха высоты? Тогда, результат на лицо. Еще любопытная деталь. Оба они галлюцинировали одинаково. Так получалось из отчета. Оба пытались спастись от какой-то угрозы со стороны мужчины. Во всяком случае, такой вывод следовал из их криков. "Вот он!" "Не пускайте его!" "Не трогай меня!". И "Ариман! Это Ариман!" По характеру стрельбы (беспорядочная), но направленная в верхние сектора, опять же можно сделать вывод, что несуществующий преследователь или прыгал на нее с балкона, или просто летал в воздухе. А вот еще один факт. Про некоего "Аримана" крикнул не прыгун и не охранница. А случайный человек. Тоже пришедший полечиться. Сейчас найду на него ссылку. Естественно, она оказалась на последнем листе. Всегда так…
Значится, кроме нескольких человек с пулевыми ранениями, были госпитализированы - семеро (женщин) с гипертоническими кризами. Четверо с ушибами (упали и их затолкали в создавшейся суете), двое с психическими расстройствами… так-с, одна женщина быстро пришла в себя. А вот молодой человек был увезен в психиатрическую больницу. По дороге он и кричал про этого Аримана.
Я еще не дочитал до конца, но у меня побежали мурашки по спине. Имя молодого человека было Феликс, а фамилия… Волгин. Как же он в этот день умудрился мамочку зарубить? Неужто удрал? По времени - вначале он спятил и попал в психушку, а затем убил топором мать. Вот такой Раскольникоф с проспекта Лени Голикоф. (Жил он там с мамочкой, в отдельной двухкомнатной квартире.) Странно, никто не обратил внимания на эти несоответствия.
Сердце у меня стучало быстрее обычного. Голова кружилась. Если бы я смотрел триллер, я бы испугался…
Планы составились сами собой. С учетом моего состояния я решил начать с психушки. Посмотреть на дочку Козарновского, узнать, как сбежал Волгин, (он был доставлен в ту же больницу), встретиться с патанатомом в морге, и… хорошо бы не рехнуться самому.
Зазвонил городской телефон. (40-ая симфония Моцарта). От неожиданности я подпрыгнул.
- Алё! - произнес я в трубку не слишком дружелюбно.
Где-то вдалеке слышались чьи-то разговоры, кажется, говорили женщины, долетала то ли музыка, то ли просто электронные звуки. А совсем близко, улавливалось тихое сопение в трубку.
- Я слушаю?!
Никакого ответа. Кто-то молча дышал.
- Черт! - в сердцах сказал я ему и нажал на кнопку отбоя.
Не произошло ровно ничего. Продолжалась многозвучная тишина и сопение. Я отнял трубку от уха, посмотрел на нее, ощущая, как глаза мои вылезают из орбит, и с силой надавил на кнопку красного цвета. Трубка коротко пискнула. Потом осторожно, словно она могла взорваться или в ней была душа, поднес трубку к уху. Уже не мурашки, а холодный пот выступил у меня на лбу, и побежал ручеек по спине. Некто, на том конце провода, слушал меня и даже не скрывал своего присутствия. Он довольно громко усмехнулся.
Слова застряли у меня где-то внутри. Я с трудом сглотнул, положил телефон на стол и чуть ли не на цыпочках пошел к телефонной розетке. Взялся за провод, но выдернуть его не успел. Заиграл бессмертный гений одну из моих любимых вещей. Телефон засветился, сигнализируя об очередном звонке. А сердце мое "остановилось и замерло". Ухнуло в какую-то пропасть и застучало бешеным ритмом в висках.
Я бы не удивился, если бы из трубки вылезло привидение…
Да что такое! - произнес я вслух, - что это я? И схватив телефон, рявкнул:
- Какого черта вы молчите? - постепенно я приходил в себя, и вместо испуга появлялась злость. В основном на самого себя - что за проявление трусости?
- Так ты трубку не берешь! Ты чего такой злой? - удивленным голосом поинтересовался Борис.
- О! - я слегка обалдел, - а это ты сейчас звонил? Ну, минуту назад. И молчал.
- Я сейчас звоню. И говорю. Что там у тебя происходит?
Я рассказал о странном звонке, и о том, что труба "глючит". О своем приступе страха я решил умолчать.
- Ну и что? - не понял Борис, - сам говоришь, труба "глючит". А кто звонил… ну, сейчас уже не выяснишь, надо было трубку не снимать. Хочешь, поставим АОН, современную версию. Засветит любого, а со стороны ничего не слышно. Никаких тебе дополнительных гудков.
- Можно, конечно, - я вздохнул. Начинаю в себя приходить. - Спасибо, я подумаю.
- Ты точно в порядке? - с подозрением в голосе спросил Боря.
- Да, - быстро ответил я, - просто терпеть не могу шуток дурацких… всяких телефонных розыгрышей. А я тебе как раз собирался звонить… - перескочил я на другую тему.
- Ничего себе! Времени уже! Ты должен был работать с утра, а не валяться в постели! - возмущался Борис. - С чего собираешься начать?
- С дурдома. Я по этому поводу и хотел тебя…
- Ага, так я тебе и поверил. Хорошо, что я сам все предусмотрел. Поедешь в психиатрическую клинику, там найдешь начальника по хозчасти, как-то так называется его должность. Фамилия его Попов. Я ему уже позвонил, он тебя ждет. Дашь ему две сотни евро. И он тебя сведет с лечащим доктором дочери Козарновоского. И будет всячески содействовать. Так что, если какие возникнут проблемы, обращайся к нему. И не забудь, она лежит там под фамилией Иванова…
- Ни фига себе! - изумился я, - за минутное общение с завхозом двести евро? Ты мне платишь меньше.
- Тебе, как и ему, платит фирма. Кстати, завхоз этот - серый кардинал больницы…. Какие у тебя дальнейшие планы? У тебя уже появились мысли и версии?
Чувствовалось, что Борис становился самим собой, не то, что вчера. Он наседал на меня, как греческий герой на Трою, и пришлось мне на ходу изобрести пару версий и планы на сегодняшний день. Про матереубийцу Волгина я пока промолчал, решив, что вначале разберусь с этим "Нероном" сам, а потом доложу Борису.
Закончив разговор, я сел на диван и, не собираясь "вылетать", как обещал Борису, стал размышлять. Интересен был даже не сам звонок, а моя реакция на него. Я не про звонок Бориса, а про предыдущий. Почему это я вдруг испугался? И чего? Еще раз проанализировав все, что произошло, попытавшись выяснить источник страха, я решил, что виною всему погода. Более реальных причин не было. Ну, ошибся кто-то номером, ну, трубка барахлит… Так ронять ее надо меньше! А вот почему я на цыпочках к розетке шел? Отчего было страшно? Откуда какая-то внутренняя тревога и напряжение? Одни вопросы.
"Кофе попью по дороге", - думал я, спускаясь по лестнице, исписанной граффити скверного исполнения. Лампочки горели через этаж, и потому приходилось идти осторожно - можно ступить в кучу… Входная дверь была раскрыта настежь, давая свету проникнуть на площадку. Рядом с бутылкой 72-ого портвейна лежал инсулиновый шприц. Довольно странное соседство. Наркоман и алкоголик - братья навек. Я представил рекламный ролик наркологической клиники. "Только у нас гарантированное освобождение от алкогольной зависимости! - говорит человек в белом халате. - Лучшие средства. Кокаин и героин. Навсегда избавят вас от пристрастия к алкоголю!"
Я споткнулся о незамеченную пивную банку. Съезд у них тут, что ли, проходил? Собравшись захлопнуть входную дверь, я непроизвольно дернулся - таким отчетливым было ощущение, что там, в темноте, где угадывалась дверь в подвал, кто-то стоит и пристально смотрит на меня…
Ну, это уж слишком! - я развернулся, и на секунду застыл (пытаясь придти в себя и привыкая к темноте). Серый свет, проникавший с улицы, позволял разглядеть пустоту помещения. Как говорится, увидеть никого, да еще в таком освещении…
Но тут дверь, повинуясь внезапно ожившей пружине, с грохотом захлопнулась! Я стоял в полной темноте. Вначале оттого, что зажмурил глаза. Но тут же раскрыл их. Руки развел немного в стороны, готовясь отразить любую опасность. Голову пригнул и задержал дыхание, прислушиваясь к окружающим звукам. Но, кроме журчащей воды в глубине подвала и частых ударов, словно где-то забивали бетонные сваи, ничего не было. Медленно развернувшись всем корпусом, тихонько выдохнул, и удары сердца стали реже.
Даева. Глава 5>>
© 2003-2014 Иван Шевченко