ДАЕВА. (часть 3.)

Даева. Глава 40>>  
     
                                           Глава 39. 
Глеб стоял на небольшом возвышении и смотрел на реку. Нева казалась ему живой, наделенной бесконечной силой, почти как он сам. Огромные волны, с яростью налетавшие друг на друга, уже утопившие опоры моста, выплескивались через каменные парапеты, бросались на гранитные стены крепости, пенились и шипели, как миллионы змей. А Город, словно мокрый черный пес, весь сжался в углу в ожидании чего-то страшного.
- и чего бояться? - сам с собой разговаривал Глеб, - только самих себя! "unforgiven"! - добавил он и обвел взглядом окружающую тьму, город, который сейчас представился ему муравейником с его несколькими миллионами обитателей.
- маленькие человечки со своими программами-судьбами, чуть посложнее, чем жизни обыкновенных муравьев, - Глеб прикрыл глаза и стал рассматривать человеческие лица, одно за другим, как на бесконечной фотопленке. Слушать обрывки чьих-то мыслей и разговоров. И предвидеть чьи-то судьбы, как если бы он, листая книгу, заглядывал в ее конец.
- ничего нового, - через некоторое время заключил он, - люди и есть люди! Чем их можно изменить? Да и нужно ли это кому? Хорошо, что я не Господь Бог, создавший этот мир, и не мне принимать решения. Уничтожить их всем скопом? Это не сложно, их собственной агрессии для этого хватит сполна…
а ведь если бы я здесь остался, в этом аду, то мог бы вполне стать великим героем. Укокошишь пару миллионов человек, тебе еще и памятник поставят благодарные потомки! Эти люди умрут, и через сто лет никто и не вспомнит, как они изнывали от детских своих катастроф. И следующие за ними будут думать, что они-то и есть центр вселенной и избраны богами, пока и они не умрут и не истлеют на этих берегах. А реке все равно, она живет своей жизнью - когда спокойная и радостная, когда яростная и безумная … И город - вечный, даже если мертвый. Переживет их всех! - Глеб пожал плечами, - оставить все как есть? Обрести их на вечные муки? Выделить лишь тех, кто понимает, что живет в аду, да продолжать разыгрывать второе пришествие. Все же наберется пара сотен душ, а остальные миллионы - мертвые души. Пусть варятся в этом котле.… Будут гореть в огне гнева своего и жаждать смерти, но не получат…
Подъехала патрульная машина. Из нее вышли два милиционера, а один остался в машине, было слышно, как он с кем-то общается по рации. Двое, несмотря на непогоду, неторопливо приближались к Глебу. Он с некоторым интересом рассмотрел каждого.
- добрый вечер, - поприветствовал он их.
- гуляем? - поинтересовался один из них и подошел к нему вплотную.
                                     *** 
Катер болтало из стороны в сторону. Лешу с Дианой поливало ледяной водой, бросало друг на друга, но Диана при этом сумела рассказать обо всем, что произошло с ними за последнее время.
- … он превращается в медведя, - кричала она Богдану Ильичу, силясь преодолеть шум ветра, - но видят это не все. Андрей не видел, что перед ним сидел монстр, он думал, это Глеб. А мы с Лешей и Настей видели жуткого медведя…. Вероятно, мы перешли на другой уровень, когда выпрыгнули из трамвая, а Настя - нет….
- Я ей позвонил, - закричал Леша, - а она вдруг оказывается дома! Играет в компьютер!
- это плохо! - в ответ прокричал Богдан Ильич, - плохо для нее! Боюсь, с ней что-то может произойти!
- почему? - Леша прикрывался рукой от бившего по лицу ветра, какая-то неясная внутренняя тревога прошла, уступив место страху - они не доплывут до берега, катер перевернется, и он утонет, так как плавал он плохо. Да и невозможно остаться живым среди этой бушующей стихии. Леша даже не представлял, в какой стороне нужный им берег, и не понимал, как ориентируется в этой мгле Богдан Ильич.
- Это было нечто вроде теста, - пояснил Богдан Ильич, всматриваясь в Лешино лицо. Что он хотел увидеть непонятно, поскольку в прыгающем свете бортового фонаря не было видно лиц. Лишь на секунду проступала в темноте застывшая на них гримаса, - и она не прошла этот тест. Я не уверен, но, скорее всего, это отразится на ее судьбе…. И вы тоже, - добавил он, обращаясь исключительно к Леше, - будьте готовы, у меня ощущение, что вам также придется пройти своего рода тест.
Богдан Ильич не успел вовремя переложить руль, и катер развернуло боком, тут же их накрыло волной, закачало, и Леша закрыл глаза, решив, что вот он решающий момент, но Богдану Ильичу удалось выправить курс, и опасность миновала.
- Когда доберетесь до больницы, - вновь обратился он к Леше, - найдите мой ноутбук, там может оказаться полезная информация.
- а где он? - спросила Диана. Она сидела, вцепившись в поручень, вжав голову в плечи, готовая в любую минуту зажмурить глаза, но в голосе ее не было и тени страха, - мы там ни разу не были.
- в морге, у меня на втором этаже кабинет, - пояснил патанатом, - дверь, скорее всего не заперта, а ноутбук где-то там!
                                             ***
- люблю, знаете ли, хорошую погоду, - прищуривая глаза на порывистом ветре, сказал Глеб, - помните, у классика? "погода была ужасная; ветер выл, мокрый снег падал хлопьями; фонари светились тускло; улицы были пусты…".
В этот момент дождь полил как из ведра, ветер ежеминутно стал менять направление, и более неуютную погоду представить себе было сложно.
- люблю шутки, - ответил один из милиционеров, он также не особенно обращал внимание на царивший вокруг хаос, и стоял массивный, неподвижный, уперев руки в бока. Его напарник был помельче и, судя по недовольному выражению на неприметном лице, страдал от непогоды.
- документы предъявите, пожалуйста, - продолжил фразу первый.
- документы? - переспросил Глеб удивленно, словно слышал слово в первый раз, - не брал никаких документов. Да и зачем они мне? - он усмехнулся, - вы, господа, и у Господа будете документы спрашивать, если он вдруг объявится?
- каламбуры будете в отделении каламбурить, - тем же тоном сказал первый, и добавил, - Вася, давай его!
Вася извлек наручники и гнусаво сообщил:
- руки перед собой, едем в отделение до выяснения.
- Ну, господа, - заулыбался Глеб, - мне, чтобы выяснить все про вас, - тут он склонился к Василию, - никуда ехать не надо.
При этом Глеб протянул к нему ладони, а Василий ловко щелкнул на запястья наручники. Но тут произошло необъяснимое - наручники защелкнулись, после чего свалились на землю.
- Э-э, - изумленно заморгал Вася, - ты чё, фокусник?
А напарник на всякий случай расстегнул кобуру и взялся за рукоять пистолета.
- обижаешь, - ответил Глеб, - фокусник скорее ты! Как ты умудрился спереть телефон на месте преступления? Никто даже не заметил. Погоди, - поднял Глеб ладонь, пресекая его реакцию, - я понимаю, ребенку на день рождения подарок нужен, а тут модель хорошая. Так?
Вася сглотнул, и, забыв про дождь, про наручники, загнусавил:
- да он труп уже был, зачем трупу телефон, а мне пацану дарить надо! И вообще, ты-то почем знаешь? Базар фильтруй, позоришь меня перед товарищами….
- про товарищей успеем, - заверил его Глеб, - ладно, с телефоном убедил, а с бабок около метро по сотне брать это как, хорошо? Ну, я понимаю с черных, за торговлю арбузами, это, так сказать, святое, но с пенсионерок-то? Не стыдно?
Вася выпучил глаза.
- это они-то пенсионерки? Ты знаешь, какой у них доход? А черных не я трясу, это Серегина территория…
- ты кто есть будешь? - перебил Васю напарник, он внимательно вглядывался в лицо Глеба, пытаясь классифицировать, что за "фрукта" они задержали, и пытался вспомнить, где он его видел. Кажется на стенде "разыскиваются".
- я часть той силы, - гордо ответил Глеб, - что совершает благо!
- из прокуратуры? - уточнил напарник, - или из отдела по …
- Нет, Михаил Николаевич, - перебил Глеб, заглядывая в глаза Васиному напарнику. - Гораздо выше и сильнее, чем ваша прокуратура. Вы, я вижу, человек смелый, не так ли?
- да уж вряд ли меня испугаешь, - мрачно заметил Михаил.
- вот я и говорю! Не побоялись наркомана с ножом, обезоружили, и под пули бросались. Да? А зачем деньги у невиновного вымогали? Кстати, - вдруг оживился Глеб, - я вижу у вас крест на шее.
- а что? - с некоторым напряжением спросил он.
- вы верующий? Я имею в виду, в Бога верите? - совершенно серьезно допытывался Глеб.
- а тебе-то что за дело - верю я или нет? Ты из Москвы, из комиссии, что ли? - он вновь подпер бока руками и сверлил Глеба взглядом. Вася явно не знал, что делать, и ждал сигнала от напарника. Тот, кто сидел в машине, закончил переговоры и теперь высунулся через приоткрытую дверь, не понимая, почему его товарищи так долго возятся с каким-то мужиком.
- а вот если бы перед вами, Михаил, сейчас Господь Бог появился, увидали бы вы человеческий лик всевышнего?
- это ты, что ли, лик? - усмехнулся милиционер.
- а почему бы и нет! - чему-то обрадовался Глеб, - может, вам доказательства предоставить?
- в суде предоставишь. Я все понял, - обратился он к Васе, - человек не наш, из дурки сбежал. Надо ему скорую вызвать.
- эх, Фома неверующий! - вздохнул Глеб, - ну, прямо по Булгакову! Смотрели сериал? Итак, Василий, вначале с вами. Как говорится… э-э-й! - крикнул он им, - а ну-ка, замрите! Милиционеры видимо собирались предпринять какие-то активные действия, но после окрика Глеба застыли, словно изваяния, в немного нелепых позах.
- так вот, для вас, Василий, есть две новости - хорошая и плохая. Начну с последней! У вас, друг мой, растет опухоль мозга! И скоро, месяца через полтора, начнет давать о себе знать. Рука отнимется, да странности появятся в поведении. Галлюцинации будете видеть всякие. Пошлют вас на обследование, где и обнаружат рак мозга. Теперь хорошая новость. Ну, может и не слишком хорошая, но все-таки! Я вам скажу, что нужно делать, точнее, чего не нужно - обращаться к врачам! Месяц поживите в свое удовольствие, а там, как почувствуете себя странно, не ждите - самоубийство не самый большой грех. Ну, по сравнению с вашими остальными прегрешениями.
Глеб чуть наклонился над ним и тихо произнес: "смотрите на свой конец сами!"
                                              ***
У Васи пересохло во рту и опять задергалось лицо. Единственно, что испытывал он, кроме панического страха, это резкую неприязнь к сидевшему напротив него доктору. "Опухоль необходимо оперировать! Пока еще возможно! - вещал эскулап, - затем мы возьмем биопсию, определим степень малигнизации, то есть злокачественности, и проведем курс химиотерапии". Тебе-то что! - злобно думал Вася, - не у тебя рак в башке нашли! Небось, так бы забегал, не сидел бы здесь в своем чертовом халате….

Худой, изможденный, он лежал на боку, поскольку вся спина его была в пролежнях, которые гноились, кровоточили и издавали непереносимый жуткий запах гниющей плоти. Говорить он не мог, а только мычал, злясь на родных, которые не понимали, чего он хочет, и изредка, отвернувшись, без тени сочувствия, вздыхали - когда же это кончится? …

- Да хватит тебе с телефончиком своим! - прикрикнула на сына мать, - отца едем хоронить!
- да я давно готов! - огрызнулся он, - тебя жду! (и в сторону) достали!
- гроб надо было дешевле брать, - пробормотала она, - денег совсем нет….


Вася внезапно согнулся, и его стошнило. - понимаю, - сочувственно отозвался Глеб, - так что подумайте, стоит ли в палате, под хрипы умирающих ….
Неизвестно, что померещилось третьему патрульному, но он выскочил из машины, с автоматом на перевес и взял Глеба на прицел.
- Ага, следующий, - спокойно сказал Глеб, - страшный суд настал. Судите себя сами.
Неизвестно, что примерещилось ему, но, выждав секунду-другую, он развернул автомат, зажал дуло зубами, на мгновение зажмурился, после чего надавил на курок. Раздался выстрел и он завалился навзничь. По черному мокрому асфальту потек ручеек темной жидкости.
Оставшийся стоять на прямых негнущихся ногах Михаил, руками уже не подпирал бока, они безвольно свисали вдоль массивного туловища. Он исподлобья смотрел на Глеба.
- Теперь, вы, - улыбнулся ему Глеб. - Вот скажите мне, какой прок носить на шее крест, если внутри вас царит мрак? А?! ах, чтоб не сглазили? Шоб всё было! - с ударением на последнем слоге добавил Глеб.
Тот попытался, было, перекреститься, но рука замерла на полпути.
- И правда, - согласился Глеб, - не поможет. Даже если мясо есть не будешь, или свечки начнешь ставить. Я думаю, что не ритуал тут важен, а нечто иное. Да?
Михаил осторожно, словно был под прицелом, кивнул головой.
- Ладно, - махнул на него рукой Глеб, - мне пора. Посмотрю, что может сделать один луч солнца с душой человека.
Он вдруг переместился к каменному ограждению, затем легко вспрыгнул на него, и тут же исчез из поля зрения милиционера. Тот побежал, слегка пошатываясь к парапету, свесился вниз, ожидая увидеть тонущего человека, и неожиданно для себя вскрикнул. В полной темноте, он видел светящуюся фигуру человека, идущего прямо по воде. Словно откуда-то сверху на него был направлен луч мощного прожектора.
Даева. Глава 40>>
© 2003-2014 Иван Шевченко