ДАЕВА. (часть 2.)

Даева. Глава 35>>  
     
                                           Глава 34. 
Был тихий вечер. Плотно закрытые старые рамы не пропускали криков внешнего мира. В квартире было тихо, поскольку не работал ни один из спутников человечества - телевизор, радио, проигрыватель дисков. Диана спала, свернувшись клубком на маленьком диванчике. Успокоенная какими-то снадобьями, она все-таки изредка всхлипывала во сне. Я сидел, уставившись в одну точку, находившуюся где-то посередине бороды Богдана Ильича. Он какое-то время молча смотрел на меня, затем встал и вытащил свой ноутбук на стол…
Днем я не знал куда можно было податься с плачущей Дианой и мы отправились на квартиру к гостеприимному доктору. Он вернулся из морга и я рассказал ему все последние новости. Затем он полечил Диану (я отказался от успокоительных отваров) и собрался посвятить меня в свои планы…
- то, что удалось вам узнать, представляет очень большой интерес! - говорил наш спаситель, - вы можете разговаривать? Или отложим все до завтра?
- Мне все равно, - меня поразила моя собственная апатия и какой-то удивительный энтузиазм Богдана Ильича. - Но если хотите, то можно и сегодня…
- Хорошо. Я тут нашел кое-что, это лишь подтверждает вашу мысль о точке пространства… - он включил компьютер, открыл какой-то документ. - Это из материалов процесса по делу ведьм в 1670 году. Я выписал отрывочек: "по шведскому обычаю, колдуны и ведьмы отправлялись на один перекресток… около этого перекрестка находилась глубокая и мрачная пещера…". Ну как?
- Да, - вяло отозвался я, - любопытно.
- Но это так, - он махнул рукой. - Вы поверите мне на слово, если я скажу, что Даева существуют?
- Поверю, - согласился я, - это франкенштейны спецслужб…
- Погодите, - прервал он меня, - вы опять за свою реальность! Что за узкое у вас мировоззрение такое, если реальность для вас это лишь мошенники да спецслужбы? Неужто только они могут воздействовать на людей? хорошо, - согласился он вдруг. - Не верите, не надо. Допустить мысль о том, что мир вокруг вас не так прост, вы можете?!
- Попробую, - непроизвольно улыбнулся я. Еще совсем недавно, я пытался убедить Диану в том, что мир гораздо сложнее, чем ее компьютерные игры.
- Вот и хорошо, - обрадовался патологоанатом, не совсем верно истолковав мою улыбку. - Скажу сразу, понять кто такие Даева, а уж тем более их цели или логику - невозможно. Мы можем определить их для себя, или вообще, воспринять, лишь в себе. Понимаете?
Я помотал головой.
- хорошо. Мы не видим, не чувствуем самих Даева, а лишь их отражение в нас самих. Вокруг вас материальный мир - стул, кресло, компьютер. Мы с вами и Диана. У вас есть мысли, чувства, побуждения. Даев - нет! Они, это то возмущение, которое вызывает в нас некая субстанция. Как круги на воде от брошенного камня… это к слову. Далее. Нарисую для вас более осязаемый портрет. Даева живут в своем мире, который не имеет выхода в наш мир при обычных условиях. Но если между ними, нашими мирами вдруг возникает тоннель, или коридор…или его искусственно создают для каких-то целей. То Даева проникают к нам, и вступают с нами во взаимодействие.
- Играют, - вставил я.
- Может и играют. Амон, как он себя называл, сумел создать некий тоннель в пространстве, для того, чтобы по нему переместилась некая информация, или энергия…
- Истина, - внес я свою лепту.
- А вы знаете, что он имел в виду? - тут же спросил Богдан Ильич, - и я не знаю, а потому просто называю это информацией. Но в силу каких-то причин, вместо его "истины" на землю, точнее в наш мир проникают демоны. Название, как вы понимаете, весьма условно. Лучше - Даева. Но они не могут существовать в нашем мире сами по себе. Им нужен носитель. Как дискета для информации. Понимаете? Подходящим носителем является человек. Но не всякий! А только с определенным кодом…
- Как Иисус подбирал себе учеников, - вставил я, вспомнив Ларису Олеговну.
- Простите? - не понял Богдан Ильич.
- Да, это я так, - устало махнул я рукой, - продолжайте, пожалуйста.
- Хорошо. В тот день, когда это произошло, по-видимому, наиболее подходящей оказалась та женщина. Может, у нее был наиболее близкий код, я не знаю. Во всяком случае, она была первой, в кого вселились Даева. Точнее, они проникли в наш мир через нее. Или сквозь нее. Она послужила проводником. И тут же заселились в другие человеческие особи…
- А почему умер Амон?
- Амон? - переспросил доктор. - Лучше попробуем вначале объяснить смерть женщины. Елены. Хотя теперь я вступаю в область догадок. Во-первых, сквозь нее прошли все Даева. Маленький камешек вызывает маленькие круги на воде. Большая глыба - соответствующие. Но, есть версия, более вероятная. На основании некоторых добытых мною фактов, и вашей информации я могу предположить следующее - Даева забирает душу человека…. Я понимаю, что звучит это несколько э-э фантастично, но я надеюсь через какое-то время получить доказательства! Что касается видений, я про пса, что откусил голову женщине. Кстати, свидетельница сказала, что как будто откусил! Даева невозможно увидеть, как нельзя видеть мысль, или ветер. Можно узреть лишь результат их воздействия. Ветер вызывает волны на море, и мы их видим. Даева могут вызвать галлюцинации.
- Но почему пес?
- А вы знаете, что увидеть во сне или во время галлюцинаций можно только то, что человек уже видел в своей жизни? - спросил Богдан Ильич и продолжил, - они проявились в виде страшного пса. Через некоторое время женщина умирает, поскольку физическая оболочка - тело, не может существовать без души. Тут есть некая связь. При смерти мозга происходит отделение души от тела и смерть личности. Я думаю, что возможно предположение и обратного - при отделении души происходит смерть мозга. И как вы знаете, что на вскрытии именно здесь у нее произошло кровоизлияние. В месте, где локализуется душа.
- Но почему кровоизлияние? - возразил я, - душа покидает тело, вызывая кровоизлияние в мозге? Насколько я знаю душа нематериальный субстрат…
- Безусловно, - кивнул доктор, - но насильно извлекаемая душа может оставить после себя, извините за оборот, кровавый след. Впрочем, к этому мы еще вернемся. Даева! Они поселяются в человеке, словно вирусы или бактерии. Помните двойников, или клонов, как обозвала их Диана? Это были сами Даева. Используя злую волю человека, или его отрицательные качества, или пороки, они материализовались в них. Сам человек оставался там, где он и был. Например, Феликс Волгин, находился в психиатрической больнице. Но его темная сторона натуры материализовалась, имея в качестве духа, или стержня - Даева. По их желанию они перемещались в пространстве и представали перед кем угодно. Феликс гнался с топором за вами, или убивал свою мать. Игоря видел Борис и стрелял в него. Я так понимаю, что это еще и был своего рода тест. Борис убивает кого-то, и становится мишенью для Даева, которые тут же и вселяются в него.
Я вздрогнул. А в меня?
- Если у меня подходящий код души, - осторожно начал я, - и как у любого человека есть отрицательные качества, то Даева могли проникнуть и в меня?
- я думаю, что это можно проверить! - спокойно сказал Андрей. - Я придумал одну штуку, должна сработать…
Он замолчал, над чем-то задумавшись в очередной раз. А я стал размышлять - не я ли явился причиной смерти Игоря-Амона? Тут же вспомнились - Юля, бившаяся в припадке, потерявшая сознание Лариса Олеговна…
- А теперь я предлагаю вам провериться на Даева, - неожиданно предложил он и повернул ко мне экран компьютера.
- А если во мне окажется вирус Даева? - с опаской спросил я.
- Будем лечить, - серьезно ответил доктор.
Мне вдруг стало не по себе. Хотелось оттянуть проверку. А лучше не проходить ее совсем. Но отказаться я не мог. Непонятное ощущение страха, что если я откажусь, то он подумает, что я "заражен" Даева…
Богдан Ильич открыл какой-то файл в своем ноутбуке, вошел в некую программу, на экране появились ритмичные мелькания. Черт, это я уже видел!
- вы что, в самом деле собираетесь меня программой тестировать? - изумился я.
- А вы бы предпочли, чтобы я тут с кадилом ходил? Вы просто смотрите на монитор, и ничего не бойтесь! Все будет хорошо…
Вначале мелькание на экране раздражало, и вызывало легкую головную боль, но затем, как-то незаметно, я стал засыпать. И уснул.
Когда я открыл глаза, ноутбук был закрыт. Я полулежал в кресле. Напротив меня сидел Богдан Ильич и внимательно наблюдал за мной. Я обратил внимание, что он был очень бледен.
- сколько времени? - спросил я его, потягиваясь. Сон пошел на пользу.
- Вы проспали около получаса, - ответил он, не сводя с меня взгляда.
- Да? а как будто всю ночь спал! - я опять потянулся. Таким отдохнувшим я давно себя не чувствовал. - Что вы на меня так смотрите? - не выдержал я, - у меня рога и копыта появились?
- Если только виртуальные, - ответил он, и ко мне вернулось чувство тревоги. - Не хочу вас пугать…
Он замолчал, но я уже понял - каким-то образом он установил во мне Даева. Странно! Никаких дополнительных ощущений во мне нет, даже чувства чьего-то присутствия.
- А как это происходило? - спросил я его, имея в виду технические подробности диагностики.
- Ужасно. Честно говоря я не ожидал такого эффекта. Я говорю не только о том, что увидел, но и про свою реакцию.
- Значит, вы тоже его видели? - я подался немного вперед.
- Не только. Я видел его в вас. И сфотографировал. - Он вновь замолчал, что-то обдумывая, затем продолжил. - То, что вы видели на мониторе, помогло погрузить вас в гипноз. Это удобнее, чем блестящий предмет на ниточке, каким пользовались раньше. Плюс, подобная видео и аудиостимуляция необходима для раздражения некоторых участков коры головного мозга. Когда вы заснули, точнее, находились под гипнозом, но с сохраненной активностью в части мозга, я добавил и звуковую стимуляцию, - Богдан Ильич продемонстрировал мне какой-то прибор, позволяющий производить звуки низкой частоты, - что было необходимо для "раскачки" бодрствующих зон. Эффект, как говорится, был налицо. Точнее, на лице у меня, - грустно усмехнулся он.
- Подождите! - попросил его я, - я не очень понял техническую сторону эксперимента. Но, вы добились того, что нечто находившееся во мне вышло наружу? И смогли заснять его?
- Я увидел его в вас. И снял этот момент на фотоаппарат, - подтвердил он, каким-то странным тоном.
- А что теперь будет? - я чувствовал себя человеком, у которого нашли раковую опухоль.
- к счастью вы не очень плохой человек, - ответил Богдан Ильич.
- А причем здесь…? - я слегка растерялся.
- Сейчас поясню. Даева живет, питается, материализуется отрицательными качествами человека. Его злой волей. Они стимулируют ее, поскольку она им необходима. Но чем меньше у человека этих скверных качеств…. Я, конечно, говорю весьма условно! Так вот, чем их меньше, тем Даева менее активны, и более доброжелательны, что ли? Вспомните, как они себя проявляли?
- Как вспомню, так вздрогну, - усмехнулся я.
- Но они вам и помогали, не так ли? Предупреждали об опасности, было такое? Вот видите.
Я согласился, но собственно, что мне оставалось делать? Он продемонстрировал мне снимок, сделанный на поляроиде. Взяв его дрожащей рукой, я тут же выронил. Фотомонтаж! Этого не может быть! Я не мог поверить, что он сфотографировал меня. Это не я! С пластиковой карточки смотрело нечеловеческими красными глазами какое-то жуткое существо. Словно в фотошопе изменили человеческое лицо, превратив его в страшную маску.
Богдан Ильич еще какое-то время рассказывал о том, что увидел, о том, какое это впечатление произвело на него, и о том, что в конечном итоге, он оказался прав. Но я почти не слушал его. Апатия, растерянность, обреченность вдруг сменились злостью. Почему я? Почему именно в меня вселилось это? За что? И кто в этом виноват?
Позвонила Татьяна. Она уже связалась с Мишей и предлагала встретиться через час в одном ночном кафе. Я согласился, не вникая, что от меня хотят. Диана спала, и я не стал ее будить. Богдан Ильич сидел в кресле, наверно, предаваясь размышленьям. Я попытался погасить в себе вспышку гнева, решив, что таким образом ничего не добьюсь. И собрался уходить.
- пожалуй, только пара эпизодов из ваших приключений мне не совсем ясна! - вдруг сказал он.
- Завидую вам, - язвительно ответил я, - если всего только пара.
- Один из них, когда вы с Дианой попали в коммунальную квартиру. Что там все-таки произошло? - не обращая внимания на мой тон, спрашивал он.
Я пожал плечами. Даева играли, наверное!
- я словно видел все их жизни, жильцов, я имею в виду. Мельчайшие подробности. Причем, почему-то довольно неприглядные. А потом…
- да? - подтолкнул он меня.
- потом они стали каяться. Наверно я показал им самих себя. Мне это тоже непонятно, что там происходило, - ответил я.
Он на минуту задумался, а потом спросил:
- скажите, а вы не замечали в себе каких-нибудь качеств, необычных, или редких?
- да не особенно… - я замолчал. Признаваться, что я могу подсмотреть внутренний мир человека, или летать во сне, мне не хотелось. Но проницательный доктор просек, что я что-то скрываю, и, довольно деликатно, вытащил это из меня.
- вот видите, - продолжал он, - я думаю, что Даева могут развивать в человеке какие-нибудь скрытые способности. И проявлять их. Вы обладаете возможностью проникать во внутренний мир человека. Во всяком случае, зачаток этих способностей у вас есть. Даева развили его. Может ненадолго, на полчаса, но не важно. И если раньше, образно говоря, вы смотрели через замочную скважину в человека, то Даева дали вам возможность видеть через открытую дверь.
- А потом? - вспомнил я дальнейшие события, и меня передернуло.
- И это можно попробовать объяснить, - не отступал он. - Вы в детстве кем хотели быть?
Я несколько удивился неожиданному вопросу.
- Не помню. Режиссером, кажется. А еще, частным сыщиком, как Шерлок Холмс, - улыбнулся я.
- Насколько я понимаю, - заговорил он, - и тем и другим вы стали. А еще кем?
- Вы знаете, кем только не хотел. Моряком… кстати, я же служил на флоте, - вспомнил я.
- Великолепно. Ваши мечты сбывались. Кем еще? - настаивал он.
Я напряг память - действительно, кем я только не хотел быть.
- И хоккеистом, - начал перечислять я, - и футбольным судьей…
- Судьей? - тут же спросил он, - своеобразный юмор…
- А что тут смешного? - не понял я, - судья в футболе…
- Нет, - сказал он совершенно серьезно, - юмор у Даева. Вы хотели быть судьей и стали им. Только не футбольным. Вы судили этих людей, и выносили приговор. Не так ли?
Наверно, - думал я, находясь уже на улице. - Судил, потому что должен же кто-нибудь их судить? И почему не я? И было это не самое плохое занятие.
В метро было душно. Отыскав свободное место, я сел и закрыл глаза. Думать ни о чем не хотелось.
Некто гнался за Дианой, она в ужасе оборачивалась, но страх придавал ей сил. А некто не торопился, словно знал, что деваться ей некуда. Так и оказалось - в конце узкого коридора был тупик. "Глеб?!" - ее голос выражал отчаяние. Мне стало не хватать воздуха, но что я мог сделать? Я с силой вдавливал клавиши со стрелками, двигал мышкой, но компьютер не реагировал на команды, он жил собственной жизнью, играл сам с собой… Некто навел на Диану пистолет и на мгновение обернулся ко мне лицом. Я вскрикнул - преследовал Диану я сам.
"Следующая станция, Маяковская!" Я выскочил из вагона и перешел на другую ветку.
Автомобиль остановился у одного из корпусов психиатрической больницы. Шофер остался в машине, а два телохранителя нервно оглядываясь по сторонам, сопровождали "объект". Поодаль остановился еще один автомобиль, заполненный охраной. Немолодой мужчина, кого так тщательно охраняли, напротив, не обращал ни на кого внимания, шел, погруженный в свои печальные думы. С того момента, как он узнал о смерти жены, боль совсем не притуплялась, а скорее наоборот, напоминала ощущение от открытой раны. А тоска и безысходность возникали у него всякий раз, как он думал о дочери, и вызывали безумное желание покончить с собой. "За что?" - в который раз спрашивал он себя.
Он сидел и печально смотрел на Юлю, она тоже смотрела на него, но словно бы сквозь него. Изредка раскачиваясь, и иногда бормоча что-то себе под нос. Он не знал, что еще можно сказать, что нужно сказать, чтобы Юля хоть как-то отреагировала. Она казалась ему чужой, даже внешне - он смотрел на нее и ловил себя на том, что это не его дочь. Но затем продолжал свой бесполезный, а потому и бессмысленный монолог. "… скоро поправишься и вернешься домой. Рванем тогда на море, в Испанию, а хочешь, на Гавайи, или еще куда. И Фараона возьмем, только надо у ветеринара справки будет взять. А можно в Антарктиду поплыть, модное нынче направление, снимаешь каюту на ледоколе, люкс стоит около двадцати тысяч евро… Я сейчас и дома-то не бываю. Вас с мамой нет…" - он замолчал и незаметно вытер слезы, - "ты же знаешь, что я не люблю приходить домой, когда там никого нет! А последнее время так и происходит. Когда не приду - никого! Как раньше, когда вы с мамой уходили на какие-то дурацкие лекции… Чего вам не хватало? Зачем вам понадобилось посещать какую-то секту? Где этот придурок…" - он замолчал. Во-первых, почувствовал, что сейчас сорвется, начнет кричать, и может даже ударить ее, чтобы выплеснуть все то, что накопилось в нем за это время. А во-вторых, краем глаза он заметил, что дверь, ведущая в туалет, стала медленно приоткрываться. "Кто там еще", - начал, было, он, когда она рывком распахнулась и перед ним оказался высокий, плотного телосложения молодой человек с пистолетом, направленным на него. "Даева", - усмехнулся тот и приставил ствол к его голове.
Даева. Глава 35>>
© 2003-2014 Иван Шевченко