ДАЕВА. (часть 1.)

Даева. Глава 4>>  
     
                                           Глава 3. 
То, что он отличался от всех остальных, можно было предположить еще при рождении. Все младенцы, испытывая жуткий многочасовой стресс, когда неведомая сила выталкивала их неизвестно куда, кричали благим матом. Он появился в этом мире молча. И только от сильного хлопка по спине, нанесенного рукой, затянутой в холодную резиновую перчатку, он поспешил присоединиться ко всем остальным. Это был первый урок, - нужно быть таким как все!
Детский садик и начальная школа убедили его в этой мысли. Не стоит отличаться - это обидно и частенько больно. Но даже при всем его старании быть как все, окружавшие его дети угадывали в нем чужака. И изоляция, в которой он оказывался, угнетала его самого. И вызывала интерес у взрослых, тех, что замечали это, но не понимали, в чем дело.
Все же, у него появились несколько друзей. Это были своеобразные дети. У одного мальчика через некоторое время диагностировали детскую форму шизофрении. Они вместе придумали великолепный мир, наподобие Алисиной "Страны Чудес", отправляясь туда ежедневно после уроков. Там были волшебники - плохие и хорошие, гномики, Зайцы, ракушковые собачки, человековолки и тому подобные существа. Приятели вместе погружались в этот мир, но если он вечером возвращался домой, то Феликс Волгин все чаще оставался там. Пока не застрял насовсем. Возможно, если бы не тизерцин, инсулиновые комы и прочие методы лечения для возвращения в общество, Феликс мог бы описать свои путешествия, став современным Ч. Доджсоном или Толкиеном. Но детские записи были сданы в архив психиатрической клиники, а в более зрелом возрасте у Феликса появились другие интересы и желания.
Он некоторое время грустил, когда Феликса забрали в больницу. Но регулярно наведывался в "Страну Чудес" увеличивая количество ее обитателей и обеспечивая им все более разнообразные приключения.
Затем у него появилась подружка. У девочки была непримечательная внешность, за исключением, пожалуй, пронзительных черных глаз. По возрасту она была его младше, но по развитию, особенно по физическому, годилась в старшие сестры. Он провел ее в свою "Страну Чудес", а она в свою очередь, указала ему туда более короткий путь.
Расстались они через пару лет, когда она оказалась в колонии для несовершеннолетних. А встретиться им довелось совершенно случайно - она играла в какой-то панк группе, была законченной наркоманкой и чтобы не умереть от СПИДа и не тратить денег на лечение, собиралась покончить жизнь самоубийством. Он ей был неинтересен, как случайно обнаруженный детский горшок несентиментальным человеком. Да и она не вызвала у него никаких эмоций, поскольку он начал делать свои первые шаги по своему пути.
Потом, когда он стал одаренным истиной, и анализировал свою жизнь (не менее раза в неделю) он понял, что первые его шаги по пути он сделал, когда создавал "Страну Чудес". "Но в этом мире случайностей нет!" - напевал он во время своих бесконечных прогулок по топким болотам на фоне урбанистического пейзажа. Знаки были повсюду. В количестве шпал, по которым он шел от столба до столба. В числе вагонов товарного поезда. В том, что именно Феликс пришел к ним в класс, и они познакомились. (Без него он бы вряд ли сумел создать свою "Страну" такой, какая она есть). Кроме знаков были еще и приметы, требовавшие с его стороны активных действий.
Электронные часы при выходе на одной из станций метро. На них нельзя было смотреть, поскольку стоило бросить хоть мимолетный взгляд, впереди ждала неудача. Тоже и с часами наручными. Сидеть на уроке в них - обрекать себя на вызов к доске. Поэтому, как только все садились, нужно было быстро снять их и положить на парту. И быть спокойным весь урок. Так как выходить и стоять перед всем классом было ужасно…
Впрочем, повзрослев, он прочитал в учебнике по психиатрии, что многие из этих действий попадали под определение "ритуалы". И были характерны для таких заболеваний, как неврозы, шизофрения и т.п.
Как ни странно, высшее образование сказалось на нем благотворно. Как дождь в засушливой местности. Он впитал в себя все капли живительной влаги и расцвел. Возможность получения необходимой информации и окружение явились для него питательной почвой. И то, что он не такой, как все (а это было главным условием движения по пути), становилось предметом его гордости. Он был уже не изгоем, а центром внимания. Объектом интереса со стороны сокурсников и преподавателей. И если поначалу подобное изменение отношения к своей персоне вызывали у него искреннюю радость, то через некоторое время он воспринимал это уже как должное.
Так животное альбинос может остаться в живых вместо того, чтобы быть съеденным. И провести свою жизнь в сытости и покое. Например, в зоопарке. Слабый и не воинственный член племени, да к тому же без прямых родственных связей с семейством вождя, становится шаманом-предрекателем и вершит судьбы своих сородичей.
У него оказалась профессия, никак не связанная с его основным делом (движение по пути). И ничем не могла помочь для достижения его цели. Но это на первый взгляд. На секунду усомнившись в целесообразности получения этой специальности, он потом два дня подряд вымаливал прощение за свою недальновидность и утрату веры. Он же был одаренным истиной, в отличие от тех, с кем общался и кого обучал. Они, в лучшем случае, могли стать постигшими истину. Так и оказалось. Его работа дала ему возможность не думать о деньгах, а всецело посвятить себя движению. И люди, с которыми он общался (а они составляли не те маргинальные слои общества, где он рос) и прошедшие скрининг, становились претендентами на постижение истины.
Тогда-то и возник Амон. Ему не слишком понравилось свое новое имя. Явные ассоциации с милицией и, почему-то Пелевиным, мешали ему прочувствовать силу имени. "Сокрытый", "потаенный", и в тоже время являвшийся для египтян высшим божеством. Почему именно Амон? Он много раз задумывался, но безрезультатно. Невозможно было найти ответ на этот вопрос, так же, как невозможно представить себе конечность вселенной. Или бесконечность внутреннего пространства. Ему дали это имя. Во время очередного общения с Волшебником из "Страны Чудес". И все его ученики поддержали его. Только так они будут называть его теперь. Только Амон сумеет провести их по пути. Они были готовы следовать за ним. Готовы постигать истину.
Даева. Глава 4>>
© 2003-2014 Иван Шевченко