ДАЕВА. (часть 2.)

Даева. Глава 28>>  
     
                                           Глава 27. 
Откуда они возникли? Наверно материализовались из сумерек и тумана. Человек десять, молодых, одетых в темное. Куртки, шапки, брюки, высокие ботинки на шнуровке. И лица. Те самые, из сна.
В руках кто-то сжимал обрезы, кто-то - дубинки. Они возникли неподалеку от моей машины.
"Опять игра, опять кино!" я решил, что это игра моего воображения. Или воображения Даева…
Внезапно мне представилось, что Даева это вирус, которым какая-нибудь террористическая организация собирается отравить, скажем, все гамбургеры в Америке. Но вначале, решила опробовать его (вирус) у нас, в России. Например, отравить воду, а лучше - водку. И вот, толпы отравленных убивают друг друга, вешаются, галлюцинируют и прочая, прочая, прочая…
Тем временем, рожденные игрой воображения молодцы, подошли к моей машине и стали ее крушить. Я застыл как надгробный памятник, затем, когда один из них показал на меня пальцем, бросился обратно в лес.
Скользя и проваливаясь в разбухшую землю, я помянул Федора Михайловича. Окажись он рядом, узрел бы прекрасные персонажи для продолжения его романа. "Бесноватые-1". А "бесноватые" от машины перешли к могилам. Зазвучали удары, захлопали выстрелы, посыпался мат.
Но, видно это скоро надоело им, поскольку они принялись преследовать меня. Философское настроение, тоска от мистических совпадений были разрушены с той же быстротой, с какой выбиты стекла в машине. Реальный мир демонстрировал себя усомнившимся в нем. Каким был я.
Бег зайца среди могил. Им почувствовал я себя в тот момент, когда понял, что стреляют они картечью. Во всяком случае, один из них. Хорошо, что Борис отдал мне пистолет! (хотя и непонятно - почему?) Хорошо, что я по дороге в одном полулегальном магазинчике купил коробку патронов! только мне очень не хотелось ввязываться в непонятную разборку с отморозками…
Отбитым пулей куском гранитной плиты мне рассекло щеку. Потекла кровь. Я спрятался за монумент… (надпись гласила, что покоится здесь муж и жена, Трофимовы. А умерли они в один год - 1956-ой! Вот так!)… из-за дерева высунулся один из "бесноватых", водя из стороны в сторону обрезом, он высматривал куда я мог спрятаться. Убедившись, что вокруг никого нет, он вышел целиком. Даже в сумерках была заметна ухмылка на его лице. Я не хотел его убивать, но целиться было некогда, и я выстрелил в корпус. Хорошо, его обрез был направлен в другую сторону - вскрикнув, он успел нажать на курок, после чего упал и замер. Я бросился бежать.
Мне казалось, что кладбище было бесконечным. Мне удалось оторваться от погони, правда убив или ранив, при этом, трех человек. Но и я был на пределе. В какой-то момент, они вдруг перестали меня преследовать, но я еще продолжал бег с четверть часа.
Лес был густой. Местами - непроходимый. Кладбище закончилось, но иногда еще попадались могильные холмы, а один раз я наткнулся на чей-то склеп. Попытавшись определить направление, откуда я прибежал, я понял, что это бесполезно. Определять стороны горизонта было также бессмысленно. Черт его знает, в какой стороне света дорога, или населенный пункт. "Мох растет с северной стороны" - вспомнил я какую-то примету из детства. В этом лесу мох рос со всех сторон!
Я опустился прямо на землю - она была сырая и холодная, закрыл глаза и решил, что могила некоего Глеба Даева, являлась знаком. Причем дурным. И мне стало страшно. Настолько, что у меня пропал голод. Паники не было наверно потому, что я слишком устал. А страх заполнял меня, как тьма лес.
Вокруг были одинаковые стволы деревьев. Вверху серое низкое небо. В воздухе ощущался вечер - мрачный от своей безысходности.
Я чувствовал себя беспомощным, уязвимым со всех сторон существом. Одиночество ощущалось так же явно, как сырость…
Один в бесконечном лесу, переходящем в кладбище. Завершается день, а с ним и жизнь. Куда девается Тот, в кого мы превращаемся в своих снах, когда просыпаемся? Умирает? И помнит ли он о нашей реальной жизни? А кем становлюсь я, когда засыпаю? И если я не проснусь, то означает ли, что я остался живым?
Сон был мягким и теплым, как мох. Сладким и тягучим, словно мед. Ярким и четким, будто реальность…
Он стоял надо мной, возвышаясь, как могильный камень над землей. Он был чернее тьмы, царившей вокруг. Я различал лишь его контуры. А по ним было не разобрать демон это или ангел. Только чуть светились глаза, если они у него были.
Я посмотрел по сторонам. В темноте угадывались стволы деревьев, а наверху, где-то очень высоко было черно-синее небо, с множеством мерцающих огоньков. Вдруг один из них стремительно стал падать на землю. За ним еще несколько. Такого звездопада я никогда не видел. Тем более что такие же светящиеся точки взлетали и с земли.
- Души взлетают наверх, а мы опускаемся на землю, - произнес он.
То есть, слов слышно не было, просто я понял, что он так сказал. А глаза его светились тем же светом, что и мерцающие огни на небе. Заглянув в них, я увидел ту же бесконечность, которая была над нами.
- Кто вы? - подумал я, но вслух решил не произносить.
- Те, кто играют с тобой. Даева. - ответил он.
- Странные игры, - усмехнулся я про себя, а затем, немного осмелев, добавил вслух, - они непонятны мне, к тому же я не просил…
- Они придуманы тобой. И целиком существуют в самом тебе. А начал игру ты сам, поэтому тебе ничего не остается делать, как продолжить ее. К тому же ты совсем рядом со своим даитйа гату. Решай сам. До встречи! Тишину ночи нарушил грохот, затряслась земля у меня под ногами, и в ушах засвистели, захохотали сотни существ. Я побежал, не разбирая дороги - темнота вокруг, и глаза были, наверно зажмурены…
Чем дальше я бежал, тем больше удивлялся своему новому состоянию. Не видно не зги, но было ощущение, что ноги сами выбирают себе дорогу. Дыхание стало редким, но воздуха мне хватало. Сердце билось в ритме шага. А в теле появилась такая необыкновенная легкость, какую я ощущал лишь во время полетов во сне. Сколько продолжался этот бег я не знал, наверно всю ночь, а может и не более нескольких минут. Повинуясь внутреннему импульсу, я остановился. Начинало светать. Я стоял около той самой могилы, где был захоронен Глеб Даев. Вокруг все те же деревья, то же царство мертвых. Вместе с рассветом забрезжила надежда на спасение. Где-то рядом была дорога…
Я шагнул вперед, но зацепился ногой за край ограды и стал падать…
Падать в пропасть во сне.
Только упал я лицом на землю, распластавшись между могилой Даева и березой.
                                               *** 
я лежал на земле, когда почувствовал, что некая сила тянет меня наверх. Так легко, словно я ничего не весил. Миг, и я оторвался от земли, и стал подниматься все выше. Внизу, среди могил я увидел тело мужчины, лежавшего прямо на земле. Это же я сам! Я был поражен. Я находился вровень с верхушками деревьев, и поднимался еще выше, когда зазвучала музыка. Точнее сотни, тысячи скрипок настраивались перед концертом, с нарастающей громкостью. Скорость, с которой я взлетал, увеличивалась, и я летел вверх, словно меня притягивало к гигантскому магниту…. Лес стремительно уменьшался, как будто я смотрел на него из самолета, набирающего высоту….скрипки звучали все громче…
я попытался повернуться в воздухе, чтобы увидеть, что ждет меня, но не смог.
Мне стало страшно, охватила паника, причины которой я не сумел бы объяснить. Скорость тут же стала уменьшаться, пока я не остановился совсем.
- Слишком рано! - произнес чей-то голос, показавшийся мне знакомым.
И тот же момент я стал медленно опускаться вниз. Страх рассеивался как утренний туман. Я успокаивался. И через мгновение, я опустился на землю…
                                                    ***
Резко открыв глаза, я вначале не мог понять, что произошло и где я нахожусь. Сердце колотилось, отдаваясь ударами в голове. Дышать было тяжело, но это от того, что лежал я в неудобной позе. Рука затекла и была словно чужая. С трудом оторвавшись от земли, как будто бы за это время притяжение увеличилось вдвое, я поднялся на ноги. Сделал несколько шагов, но голова закружилась, и пришлось сесть прямо на могилу. Слова эпитафии "да будет игра твоя легка" находились на уровне глаз.
Ничего себе, легка! - подумал я.
Кажется, я испытал отделение души от тела. Интересно, почему я вдруг так испугался? И чего? Но кто-то сказал, что еще рано? Это радует. Немного предвидеть свое будущее всегда приятно…
Шоссе я нашел довольно легко, так как заметил, как к нему пройти, когда "падал" на землю, после неудавшейся попытки покинуть ее. Теперь я павший ангел. Есть в этом какая-то ирония.
Машина была разбита и скинута в кювет. Утро наступало полным ходом, но было оно таким же серым и пасмурным, как и вчерашний день. Я побрел по дороге в сторону дачи, и минут через десять меня нагнала "нива". Пожилой дядька из соседней деревни, где у него было фермерское хозяйство, любезно согласился подвезти меня до дома. За бесплатно, разумеется.
Даева. Глава 28>>
© 2003-2014 Иван Шевченко