ДАЕВА. (часть 2.)

Даева. Глава 26 (виртуальный двойник)>>  
     
                                           Глава 26. 
Это был лабиринт. Самый обыкновенный, как в заставке в компьютере. Только с одним отличием - когда я начинал двигаться, начинал движение и лабиринт. Голова от этого начинала кружиться. А может быть это не я? Может это просто компьютерная игрушка, в которую я играю? И вижу мир глазами виртуального человечка. Вдруг я услышал, как Диана зовет меня. Ей нужна помощь, она в опасности! Я бросаюсь по лабиринту, причем меня мотает от стены к стене, словно все происходит на каком-то огромном корабле, плывущем в бескрайнем и бушующем океане. Голос Дианы все громче, сейчас я увижу ее, за следующим поворотом, но нет! Там или тупик, или еще один поворот. И я ощущаю, что не смогу ее спасти от неведомой опасности, не успею, или не найду ее в этом бесконечном лабиринте. И тоска на меня накатывает, заполняет как вода тонущее судно, и я чувствую, что начинаю плакать, рыдать во весь голос и от этого просыпаюсь.
На глазах, действительно были слезы. Я уже не удивляюсь своим снам. Иногда я рассказываю их Диане, она с удовольствием слушает. "Почти, как у Мураками, в "Черепе Единорога", - сообщает она. "К сожалению, они в моем черепе, - отвечаю я, - тебе-то не привыкать: ты постоянно видишь во сне продолжение игр в которые играешь перед сном. Разве не так?". "К сожалению, нет!" - говорит она.
                                           *** 
- Преследуют меня, все кому не лень! - сказал я Диане за завтраком. - Во-первых, меня ищет милиция, как подозреваемого в убийстве сумасшедшего Феликса. Во-вторых, меня опять же ищет милиция, точнее, нас вдвоем, за сопротивление при аресте, нападение на представителей закона, и нелегальное хранение оружия. Возможно, что служба безопасности шамана Федора тоже захочет мне предъявить свои претензии. За избитых и покалеченных…
- Так эти три толстяка были от отца Федора? - уточнила Диана.
- Зуб даю. Кто там еще? Да, меня преследует подозрительный тип, он то в шляпе с полями и ищет перец "чили", то подмигивает, как Распутин на рекламной этикетке…
- Может, у тебя мания преследования? - засомневалась она в моих словах, но тут же добавила, - еще Даева.
- О! Еще меня пасет Даева. Следит за каждым моим шагом. А некий Ариман, так вообще, прячется за моей спиной… обложили, демоны!
Итак, это было утро следующего дня. Вечером Татьяна завезла таки меня к Борису. Он к нашему приезду произвел баллистическую экспертизу, но ничего мне не сказал. А поскольку пистолет вернул, правда, без патронов, я сделал вывод, что результат экспертизы оказался отрицательным, и я невиновен.
Да, по дороге я убедился, что Татьяна и есть тайная возлюбленная Бориса. Получилось это так. Мы проезжали мимо книжного лотка, она остановилась, вылезла из машины и купила себе книжку того же автора, что я видел в кабинете у Бориса. Продолжение, что ли?
И вновь я поразился каким-то непонятным изменениям в поведении Бори. То есть, по большому счету, каким он был таким и остался. Но! Странная резкость, вспыльчивость, иногда - агрессивность. Да, еще и головная боль. "Как распирает!" - бросил он. Никогда раньше такого я не замечал. Может, конечно, я преувеличиваю, может, болит у человека голова от гайморита, оттого он и раздражительный. Но мне показалось, что и Татьяна в какой-то момент посмотрела на него с удивлением…
Борис планировал произвести глобальный наезд на Федора, считая, что тот утаил информацию. Хотя, по версии Бориса, секта Федора создана спецслужбой, каким-то там отделом, и они сами производят пробные наезды на Козарновского. Мне все это показалось притянутым за уши. Но Борис и слушать не хотел…
Вечером мы встретились с Дианой, сходили в клуб (нужно сделать что-то приятное любимой девушке!) и ночевать поехали к ней. Я рассказал ей про смерть Волги. Диана, конечно, огорчилась и разволновалась, но философски заметила, что он к этому и стремился. И что "Волга перешел на следующий уровень". А когда я ее поправил, что, "скорее он вышел из игры", Диана, задумавшись, надолго замолчала.
На следующее утро за завтраком я и строил свои планы - смыться на время куда подальше, чтобы уйти от преследования. Идеальным местом, где можно укрыться, на мой взгляд, была Дианина дача. Двести миль от города, никакой связи, великолепная природа и так далее. То, что это было банальное бегство, со страху, я не сказал. Но подумал.
Диана не слишком обрадовалась идеи торчать в такую погоду на даче. Она бы предпочла поехать в популярное среди россиян место для зимнего отдыха - Египет.
Но я уже принял решение, что поеду на дачу, причем, поеду один. Единственно, в чем я сомневался - стоит ли рассказывать о месте нахождения Борису? Тут у меня зазвонил сотовый, я посмотрел на экран, звонил Борис. Ну, вот, проблема отпала сама собой.
- Да, Боря? - ответил я.
- Привет, Глеб, ты, где находишься?
Я хотел, было ответить, что у Дианы, как вдруг слова застряли у меня в горле - уже до боли знакомый голос произнес: "берегись!". С трудом придя в себя, я постарался, чтобы говорить обычным тоном:
- Я дома…
- А почему городской не отвечает? - тут же спросил Борис.
- Труба села, - какое-то неприятное чувство появилось у меня. С одной стороны - страх, от этих дурацких предупреждений. С другой - неприязнь к Борису.
- Да? ну, тогда я коротко. Ты в течение часа будешь дома? - как ни в чем не бывало, интересовался Борис.
- Буду, если надо, - соглашался я.
- Отлично. Тогда у меня для тебя две новости - хорошая и не очень. Начну с хорошей. - Бодро начал он.
Я не понимал, в чем дело, но предчувствовал, что никаких хороших новостей для меня у него нет. Что какое-то ужасное событие произошло с ним, и мне грозит тоже. И еще - я перестал верить Борису. Почему? Не знаю, но я физически ощущал, что он лжет.
- твой гонорар в этом деле составил три тысячи долларов. Да, хочешь, могу в евро дать? Сейчас я дам распоряжение, чтобы тебе их привезли домой. Это была хорошая новость. И еще одна, тоже неплохая. Твоя миссия в этом деле выполнена…
(я на автомате отметил, что он с Татьяной играет в одни игры и пользуется одной терминологией.)
- Больше ты в нем не участвуешь. Благодарности будут позже. О кей? Не обидишься?
- Нет проблем, - пробормотал я.
- Отлично! - обрадовался Борис, - без тебя бы мы ничего не сделали, честное слово. Ну, и перехожу к неприятностям. Тебя разыскивает милиция - по данным баллистической экспертизы, стреляли из твоего пистолета. В этого, ненормального. Глеб, я все понимаю, даже постараюсь тебе как-то помочь, но сам пойми меня, все-таки убийство… будем жать на самооборону…
- Борис!
- Да, Глеб?
- А почему ты вчера мне ничего не сказал? И почему меня разыскивает милиция? - я не мог сдерживаться и кричал в трубку, - ты меня сдал? "все понимаю!" Да ни хрена ты не понимаешь! Меня не было в больнице ночью, тебе Диана подтвердит!
- Глеб, да успокойся ты! - стал успокаивать меня Борис, причем своим обычным голосом, что я даже стал верить ему. - Откуда у них информация, я еще не знаю, но буду знать. Я тебя сдал! Ну что ты говоришь? Тем более, если Диана сможет подтвердить, что вы были вместе, то можно давить на то, что пистолет у тебя украли… да, кстати, а Диана сейчас с тобой? - как-то, между прочим, добавил он.
- Она в аэропорту, - ответил я, и сам удивился, - почему в аэропорту?
- А почему…- начал Борис, но я перебил его.
- У нее путевка горящая, на 10 дней, в Египет, они с Ленкой поехали.
("С какой Ленкой?" - подумал я, но продолжал "грузить" Бориса)
- через десять дней вернется. Слушай, а если ее показания потребуются раньше? - деланно испугался я.
- Не страшно, - успокоил меня Борис, - а как она летит? Разве из Питера есть рейсы в Египет?
(Хитрая бестия!)
- А она через Москву, - парировал я.
- Ну и отлично. Так что готовь кошелек - везем денежки. Да, помнишь мужика в ресторане? - вспомнил он.
- Какого…?
- Да на тебя еще пялился! Мы с Татьяной сидели… - стал объяснять Борис.
- А! И что? - насторожился я.
- Ничего. Это опер. Он дело Юлии ведет. Почему только он за тобой следил? Непонятно. - Опер? - удивился я, - Боря, он так же похож на опера, как я на…
- Я тебе говорю, - перебил он меня. - Это мент, я уже выяснил, кто он такой. Ладно, так ты подождешь моего человека с деньгами? Ну, добро.
Я положил трубку на стол. Я не понимал, что происходило вокруг.
- Глеб?! - услышал я встревоженный голос Дианы, - что с тобой? На тебе лица нет! Что случилось?
Чувствуя себя боксером после нокдауна, я с трудом встал из-за стола, подошел к крану, открыл его и подставил лицо под холодную воду. Стало легче. Диана стояла рядом. Я взял ее за плечи, посмотрел в глаза, они излучали тревогу, поцеловал ее - вначале в губы, потом глаза, на которых стали наворачиваться слезы, затем погрузил пальцы в ее волосы, и крепко прижал к себе…
- У нас мало времени, - сказал я Диане. Мы сидели на кровати в спальне. Диана была закутана в одеяло, из-под которого торчали босые ноги. За шторой на окне горела лампа, отчего казалось, что на улице солнце. Диана улыбалась. - Тебе, наверно придется уехать, хочешь, можно и в Египет…
Я извлек портмоне, посчитал оставшиеся деньги от аванса, который дал мне Борис. Получилось больше тысячи, зелеными. Затем вкратце рассказал о том, что произошло.
- Не знаю, что это все значит? - разводил я руками, - почему, зачем меня Борис хочет подставить? А главное, за что?
- А деньги он правда собирается привезти? - поинтересовалась Диана.
- Скорее, это наживка, на которую я должен клюнуть. Три штуки - это много. И он это понимает.
- А что он может тебе сделать?
- Сдать органам. Это как минимум. Теперь о наших дальнейших действиях…
Я расспросил Диану про дачу. Скорее всего, Борис не знал о ее существовании. Этим нужно пользоваться. Мою трубку необходимо отключить, дабы никто не мог меня запеленговать. Это расстроило Диану. Она была уже готова ехать со мной за город, но я сумел убедить ее, что ей нужно переждать где-нибудь подальше. С большой неохотой она согласилась. Еще десять минут мне потребовалось, чтобы успокоить ее. "Конечно, опасность мне грозит, но не слишком серьезная. Я справлюсь. И мне будет легче, если я буду за тебя спокоен, что ты в безопасности!"
Словом, нужно было покидать наши дома. И бежать!
Мы сидели в одном кафе, хозяина которого я хорошо знал. Диана решила поехать в Финляндию с Сергеем. У него там были какие-то дела, и он согласился прихватить Диану. Заодно я спросил у него насчет машины.
- Нет проблем, старик! - ответил он. (Я звонил ему с трубки Дианы. Свою я пока не выключал, но и не пользовался.) У него был новый джип, какой не помню, на котором он ездил сам. И "семерка" в гараже. - Только не забудь…
И он перечислил стандартный набор недостатков и проблем: аккумулятор садится, электрика барахлит, резина не лысая, но и не новая…
- Сережа! - осведомился я у него, - а зачем тебе эта машина? Ты же каждые полгода меняешь иномарки, а "семерка"…
- Да, жалко старушку! - засмеялся он.
Я рассказывал Диане обо всем деле, на этот раз с подробностями и переживаниями. Правда, без комментариев, когда зазвонил мой телефон. Опять этот конф номер! Мы сидели и смотрели на трубку, наконец, я схватил ее:
- Да?!
- Глеб, привет, это Татьяна!
Я тут же хотел отключить телефон, но она словно прочитала мои мысли:
- Не вешай трубку! Пожалуйста! - она говорила быстро и немного приглушенно, как если бы не хотела, чтобы кто-то, находящийся неподалеку ее слышал. И встревожено. - Глеб, у тебя все в порядке?
- А что? - с сарказмом поинтересовался я.
- Да нет, ничего. Что-то случилось с Борисом, он звонил тебе?
- Звонил, - усмехнулся я. Интересно, он рядом сидит? - а что с ним может случиться?
- Ты понимаешь, я заметила еще ночью, когда… - она на секунду замолчала. - Потом утром. Он какой-то не такой…
- Голубой? - пошутил я.
- Что? Нет. Я о другом. Давай встретимся, ты сейчас можешь?
Ага! Борис что-то заподозрил, и решил применить запасной вариант - действовать через любовницу.
- Нет, сейчас не могу, может попозже, - ответил я.
- Глеб, это очень важно, поверь! - убеждала меня Татьяна. - Что-то происходит, я не понимаю… ты в курсе, что с Игорем?
- А что с Игорем? - насторожился я.
- У него инфаркт был. Вчера. Его перевели в тюремную больницу, а оттуда в обычный стационар. Состояние очень тяжелое. Он без сознания…
- А Борис знает? - действительно, происходило что-то странное.
- Нет, я ему еще не сказала.
- А там точно инфаркт? - уточнил я.
- Да, стопроцентно, - уверенно ответила Татьяна. - Нам надо обязательно встретиться, я не хочу по телефону. И это очень срочно, я тебя прошу!
Интуиция говорила мне, что Татьяна не врет. Что она действительно заметила какие-то изменения в Борисе. Что это не подстава того же Бориса или милиции. Но разум убеждал в обратном. Слишком уж поразительные совпадения!
- Хорошо, - ответил я ей, - давай встретимся, я тебе перезвоню через час.
Она попыталась договориться прямо сейчас, но я стоял на своем. На том и расстались.
- А в какой он больнице? - спросил, было, я, но Татьяна уже отключилась. А сам я не стал ей перезванивать.
Был день. Пасмурный, мрачный, серый, как крыса и мокрый, как моросящий дождь. Что происходит, и когда это кончится?! На кого можно надеяться, если близкий друг, ну пусть будет приятель, предает тебя? Если милиция преследует тебя за преступления, которых ты не совершал? Если ты сходишь с ума, но остаешься при этом разумным? Если время и пространство вокруг тебя меняется так быстро и легко, как декорации в спектакле? Если я, совершенно обычный и нормальный человек, никогда не страдавший галлюцинациями, теперь постоянно ощущаю чье-то присутствие и слышу посторонние голоса? Может, это все-таки опухоль мозга?
Я поймал себя на мысли, что где-то в глубине души был бы рад такому исходу. Вот она, материальная причина всех бедствий! Удалить ее и все закончится! Никаких тебе Даев, никаких искажений пространства, и убийств я не совершал… Все может закончиться!
По телевизору показывали "Собаку Баскервилей". Великолепная постановка. Ливанов с Соломиным собирались преследовать каторжника.
- А давайте его поймаем? - предложил сэр Генри.
- Давайте! - легко согласился доктор Ватсон.
- И все кончится! - (радостно и с надеждой).
- Нет, не кончится! - (тоже радостно).
"Нет, - сказал я Диане, - все еще впереди!"
Даева. Глава 26 (виртуальный двойник)>>
© 2003-2014 Иван Шевченко